Психолог Лидия Нейкурс: среди 750 пар, которые за полвека проходили у меня добрачное консультирование, разводов нет

Лидия Нейкурс — христианский психолог, семейный консультант, преподаватель, писатель, активный и востребованный оратор. Разработчик методических материалов для детского, подросткового, молодежного отделов церкви, цикла тем по добрачному консультированию. Ее семинары, книги, статьи и телепрограмма «Непростое состояние» посвящены анализу взаимоотношений в семье.

Во время недавнего визита в Харьков Лидия Дмитриевна рассказала о состоянии семей русскоязычных адвентистов.

Что слушатели должны понять из Вашего семинара для взрослых?

Семьи должны обратить внимание на свои минусы. Мы говорили о темпераментах, выяснили, что есть много минусов и плюсов у каждого темперамента. Задача каждого человека — увидеть свои минусы. Мы сегодня решили: каждая пара будет смотреть, чем помочь друг другу, чтобы семья была счастливой.

Действительно ли разница темпераментов разрушает брак?

Если неправильно реагировать и воспринимать темперамент, быть раздражительным на каждый минус другого человека, то семья распадётся. Супруги «не переваривают» друг друга, идёт отторжение, агрессия — и всё, семьи нет. Они не понимают друг друга и не видят, что особенности темперамента нужно принимать и помогать человеку исправить его минусы. Семья — это работа вдвоём.

О чём Ваш семинар для родителей?

О том, как воспитать духовных благородных детей. Есть несколько правил, которых нужно всем родителям придерживаться. И невзирая на темпераменты, генетику и всё остальное, мы можем вывести молодую жизнь на высокий уровень духовности. Можно это сделать.

Ваш совет родителям?

Посмотреть, насколько они сами связаны с Богом. От этого будет зависеть результат воспитания их детей. Их отношения с Богом — это основа. Если этого нет и у родителей слабые отношения с Богом, такие же будут и у детей, потому что детки воспринимают родительскую модель. Только выросшие дети, может быть, подумают: «Надо всё-таки посмотреть, что там Бог делает? Что о Нём говорит Библия?» Это уже самостоятельное взрослое решение.

Детей нужно воспитывать в духе Христовой любви. Дети рождаются в любви, родители учатся у Бога любить, дают это детям. Если мы правильно себя ведём, признаёмся перед Ним в ошибках, если неправильно что-то сделали, дети это будут признавать и перед нами: «Да, я ошибся, прости меня». Они слышали не раз, как родители говорили: «Прости меня, я ошибся». Им сделать будет это легко. А то стоят с палкой: «Проси прощения!» И обычно авторитарные родители, которые гремят над головой детей, сами никогда не просят ни у кого прощения: ни папа у мамы, ни мама у папы. Откуда ребёнок будет знать, что это хорошо, когда он этого не видел никогда? А так они помолились вместе, друг у друга попросили прощения. Это основа.

Какова динамика разводов в Адвентистской церкви?

Нужно собрать эти данные. Когда начали активно проводить добрачное консультирование, количество обращений с большими проблемами уменьшилось. Я в каждой общине говорила проповедь о разводах на основании Библии.

Фактор добрачного консультирования играет большую роль?

Среди пар, которые за полвека проходили у меня добрачное консультирование, разводов нет.

Сколько пар у Вас проходило добрачное консультирование?

В год приблизительно пар 15.

Сколько лет Вы занимаетесь этим?

50 лет, как только стала женой пастора.

Какова в русскоязычном адвентизме часть полных семей: супружеская пара и дети?

Мы приобретаем людей, а не семьи. У нас же нет такого планированного действия служения в Евразии — приобретать семьи.

И чаще всего приходят жёны. Они принимают крещение, имея при этом неверующего мужа и неверующих детей, если они старшего возраста. Это чаще всего. А если есть один член семьи, который знает истину, вот тут мы можем что-то сделать. Через собеседования и семинары для таких женщин мы можем научить их, как себя вести в семье, где все неверующие, а ты один принимаешь библейскую истину. Потому что если мы будем ждать, когда муж примет Библию, то и жена уйдёт из церкви.

От чего зависит, будет ли муж приближаться к церкви?

Самые популярные ошибки жён-адвентисток — это сокращение в еде. Она услышала, что лучше веганцем быть, и делает мужа веганцем. А он это понимает? Он привык к мясу. Она делает это вопросом столкновения. Или: «Утренний страж» читаем вместе». Авторитарность в отношении истины. Она же теперь учитель, она учит, много знает — и этим настраивает против Библии мужа. Каждый мужчина видит эту проблему так: она такая умная стала, а я такой дурак. Он себя дураком не ощущает , он обижен на то, что жена строит из себя какую-то мудрую женщину. Такие мужчины никогда не приходят в церковь.

Насколько серьёзно сегодня церковь принимает слова апостола Павла относительно ограничения женщин в роли церковного учителя?

Я не вижу там таких ограничений.

Павел говорит: «Учить жене не позволяю» (1Тим.2:12). Не спрашивай мужа, когда он стоит за кафедрой. Задавай свой вопрос дома, нечего позорить мужа. Жена имеет право учить, быть руководителем отдела, кем угодно, она может служить, выполнять своё дело в церкви. А в отношении мужа это работает так: не противоречь. Если ты в конфликте с мужем или у тебя другое мнение, то выполняй то, что написано в добрачном консультировании. А это целая схема. Всё описано в моей статье «Как решать конфликты».

Почему адвентистская молодёжь нередко создаёт семьи с неадвентистами?

Потому что у таких адвентистов первая цель в жизни — создание семьи. Кто-то их уверил в том, что они живут для того, чтобы иметь семью. У них нет цели, превышающей эту. А Библия учит: христианская семья — для миссионерской работы, бизнес — для миссионерского служения, образование — для миссионерской работы. Нам Бог говорит так: «Я вас призвал как Моих свидетелей». В семье, на работе наша основная цель — показать людям характер Христа. Если этой цели научена молодёжь, то получаются хорошие семьи.

А духовным людям Бог посылает пару. Он среди всех видит человека, который является духовным человеком и тоже имеет эту главную цель. Их соединяет общий христианский план. Они поработали, увидели, что симпатизируют друг другу, женятся и дальше выполняют цель номер один. А если девушке талдычили пятнадцать лет её жизни, что она родилась для того, чтобы выйти замуж, нарожать детей и всё спрашивают: «Когда наконец замуж выйдешь?!», куда она тогда обращается? Где много ребят.

Находит любого, выходит за него замуж, создаёт семью, где муж неверующий, жена член церкви. И если эта девушка духовно не утверждена, а муж скажет: «всё, ты туда не ходишь», она соглашается, чтобы не потерять семью. А потом муж нашёл другую, потому что эта — духовно недалёкий человек, она не умеет думать, и он её оставляет вместе с ребёнком. Она опять возвращается в церковь, где её начинают жалеть. А ведь сами её толкнули на это.

На родительских собраниях всегда говорю: «Никогда, особенно, когда возраст приближается к 15-16 годам, не настаивайте: «А когда ты выйдешь? А за кого ты выйдешь? Почему не выходишь?»

Я даже учу иногда девочек, как огрызаться. Когда тётка спросит: «Когда замуж выйдешь?», ответить с улыбкой: «Так никто не берёт». А тут ещё сватья находятся. А у неё цель № 1: рядом должен быть человек такого же духовного уровня, иначе я не выхожу замуж. Так получаются удачные семьи.

Какое духовное состояние детей в таких семьях?

А какое может быть? Такое, как у родителей. И часто такой муж говорит ребёнку: «Не слушай маму», смеётся над ней, когда она молится. Если вначале и читала Писание, потом перестаёт.

Имеет ли значение, это мальчик или девочка?

Смотря какая связь между мамой и детьми. Ей нужно правильно себя держать с детьми, дружить с ними, соблюдать восемь правил христианского воспитания, молиться, чтобы Бог спас её детей. Дать мужу привыкнуть к новой еде. Хочет он котлеты, сделай ему котлеты, пусть ест. Хочет он курочку, сделай ему бульон, пусть ест курочку. Какая разница, это же не свинина. «Не кормит мужа. Что же это за верующая?»

А если она показывает, как любит мужа, причём больше любви показывает после того, как приняла крещение, тогда муж смотрит на это и думает: жена будто бы нормальная осталась. Он не говорит, что она его больше любить стала. Для него это то же самое, а она стала его в три раза больше любить и оказывать внимание. А он настороженно наблюдает.

Какие факторы предрасполагают молодых людей из адвентистских семей к женитьбе на неадвентистках?

У каждого своё. У парня, например, это происходит, если он обращает внимание на девушку исключительно как на предмет восхищения как женщиной. В церкви девушки не расфуфыриваются, а в миру этого полно. Если для него это сверхценность, он пойдёт в мир и там женится.

Почему люди влюбляются и что происходит, от чего они теряют ум — это должны знать парни и девушки. А если человек связан с Богом, Творец хранит его разум. Он определяет ценность человека.

А в чём ценность человека? Об этом это серия «Секреты счастливой семьи». Там 12 видеолекций. Первые четыре посвящены выбору друга жизни: что должно быть первым, вторым, что нужно знать об этом человеке, как определить, каким он будет супругом. Первые четыре лекции помогают строить. А дальше решение проблем. Если ты никогда не строил, ничего не знаешь, то у тебя должны быть требования: кто будет рядом со мной? Должен иметь заготовку. А не «красивая, с длинными ногами, с длинными ресницами, вот в такую я влюблюсь». Влюбляется, гормоны работают. Только привык к этой внешности, появилась с ресницами ещё длиннее.

У нас таких адвентистов полно. Это невоспитанные, не доведённые до ума личности.

Но мы создали схему воспитания молодёжи в добрачном консультировании, когда они начинают эту проблему решать в 15 лет. Ещё никого не выбрали, но знают: с таким не надо, с этим не надо. Он получили информацию по темпераментам и по сексуальным отношениям до брака.

У нас в основном акцентируют добрачное консультирование на брачующейся паре. А пара — это последнее. Это четвёртый период консультирования. И нельзя в консультировании пары показать объём материала, который молодёжь должна проходить года три. А пасторы вынуждены в шесть встреч впихнуть всё.

Первый период: родители, которые имеют детей от четырёх лет, которые спрашивают: ты где меня взяла? Родителей информируем, как отвечать правильно, чтобы эти вопросы у ребёнка правильно были настроены сначала. Есть статья «Детям о сексе» у меня на сайте.

В подростковом периоде начнётся: почему? Это до восьми-девяти лет. С десяти до четырнадцати должны в обязательном порядке проходить с молодёжным лидером, не с родителями, темы, которые у меня на сайте есть в «Добрачном консультировании» в разделе: «Десять тем, которые нужно провести в подростковом периоде 10-14 лет». Десять тем о супружестве: изменения тела; почему пара; можно ли свидания; кто управляет семьёй.

И только с 15 лет мы начинаем молодёжное консультирование: что такое любовь, влюблённость, страсть, кого выбрать, какие ставить цели? Цели брака — не «жениться и детей нарожать». Они это усваивают и потом начинают выбирать друга жизни. Голова уже работает нормально.

А когда пара к свадьбе готовится, им что хочешь говори: разводи их, растягивай, они смотрят друг на друга как завороженные, усваивают пятую, десятую часть, остальное пролетает мимо. Они уже в ЗАГС заявление подали, к свадьбе готовятся. «Скорей бы консультации закончились», — это их единственное желание.

А старшеклассники и студенческая молодежь реально интересуется этим, и им нужно давать полную выкладку. Тогда не нужен будет этот четвёртый период по шесть-восемь встреч. Встретился с пастором два раза: «А давай проверим, протестируем: что ты знаешь, что не знаешь, как родители относятся, где твои родители, где венчание будет» — вот что пастору надо знать. Брак какой? Нормальный или запрещённый? А плановое консультирование пусть все проходят одинаково.

Какой процент подростков и молодежи из адвентистских семей оставляет церковь? Какой из них позже возвращается?

Проценты не знаю, но есть то, и другое. Есть такие, кто возвращается. Благодаря тому, что они сделали неправильный выбор, ошиблись, долго не могли прийти в себя, пока не подумали: папа и мама были правы. Но это может быть и в сорок, в пятьдесят лет, и в тридцать. А когда ему 14, 15 или 18, он такой умный, что начинает выбор делать.

Первая причина, что родители не обучили этим восьми правилам. Вторая причина — родители сами не жили так. Третья — не была организована работа с молодёжью и подростками, поэтому подростки делают неправильный выбор. Они хотят всё узнать. Четвёртая причина — у них нет друзей в церкви.

Виноваты в этом или церковь, или родители. Церковь виновата, потому что не объединила их в молодёжные группы. А родители прошлёпали этот период, потому что если даже есть три-четыре ребенка в общинах вашего городка, пригласите их домой, чтобы они делали что-то вместе. В работе они начинают дружить.

Я это испытала сколько раз. 14 раз наша семья переезжала: 14 общин, 14 разных молодёжных кружков разного уровня. И везде там, где мы работали, уже им сегодня по пятьдесят лет, они до сих пор дружат. А почему? Потому что начали в подростковом возрасте. Там если дружба завяжется, она очень долгая. Но её завязать не так легко. Их надо заставить делать что-то вместе: хоры, оркестры, программы, поездки, прогулки, летние лагерные собрания. В кучу, в кучу. Они привыкли делать в кучу, и в следующем году им интересно будет.

А ведь в то время не было возможности делать лагерное собрание, потому что милиция не давала. Так мы их завезём за три тысячи километров и там лагерное делаем. Всё общее: памятные стихи, утроение чтения, молитва, беседа вечерняя — добрачное консультирование. От костра куда денутся? А никуда. И вот мы в лесу, у костра, полное добрачное консультирование за три недели и проходим. Мы дали им то, что им надо для подросткового периода. До сих пор вспоминают и благодарят: «Если бы Вы тогда не сделали, мы не знаем, где были бы».

Каковы причины уводят подростков и молодежь из церкви? Какие факторы сохраняют в церкви?

Подросткам нужны друзья. Бывает, мама закрытый человек. «Мой сын (13-14 лет) не хочет идти в церковь». «А есть у него друзья?» «Есть мальчики, девочки. Придут, посидят, уходят». Ни пастор, ни детский, ни молодёжный руководители не подумали о том, что этих детей нужно сберечь, сохранять. Пусть бы молодёжный отдел каждую субботу каким-то образом их объединял, чтобы они друг с другом общались. Мама говорит: «Да ничего не делают в церкви».

Я говорю: «Да запрягитесь вы вместе с ребёнком, приготовьте субботний обед и пригласите этих ребят к себе. А там подумайте, чем они могут заниматься, чем-то их заинтересовать, куда-то вместе пойти, поехать». Ваши дети должны уже в шести-семи лет иметь друзей в церкви.

До шести не надо, они не умеют дружить. До пяти они хорошо играют с папой, мамой или сами. Только появляется ещё ребёнок, начинается драка. Он забрал у друга игрушку, и тот орёт. Дети очень коммуникабельны в общих проектах. Они должны быть связаны чем-то.

Я игры покупала. Вокруг игры высаживаем три-четыре человека, потом этих детей увозили куда-то, там они играли. И потом уже не могли не вместе играть. Они уже понимают друг друга и что-то вместе делают. И мы учим, как вести себя, если кто-то забрал игрушку, если случайно ударил, если надо простить, если надо попросить прощения.

Нужна организация подросткового отдела. Я устала об этом говорить. Есть организация детского отдела, есть молодёжного, а в середине разрыв. И никто не подумал, куда деваться этим детям от 10 до 14 лет. Болтаются никому не нужные дети. Молодёжь их не пускает, а к малышам они и сами не хотят. Они ищут сверстников. А сверстники куда заведут?

Подростковый отдел, пусть он называется «следопыты», охватывает 10% детей. А остальные где, которых мы теряем, если не хотят быть следопытами? А если у нас есть организация подросткового отдела — там все дети. Мы для них читаем лекции, которые у меня на сайте называются «Наставь юношу». Я подготовила их для подросткового отдела, чтобы наставники не ломали голову, о чём говорить с подростками.

Издавать эти материалы в бумажном варианте Вы смысла не видите?

Я не знаю. Есть интернет-книга. Первые 13 лекций называются «Красота». О чём может спросить десятилетний подросток? О том, что его интересует, но он не знает, у кого спросить: ни у мамы, ни у друзей. Для этих детей не книги надо издавать, а с ними надо проводить занятия и говорить им о тех проблемах, которые их волнуют.

Они у меня в первое занятие заполняют анкеты: симпатичны ли вы? Я им говорю: «Напишите, что вы цените в человеке, если считаете его красивым. Это какой человек?» Мальчики своё пишут, девочки своё. На первом занятии они писали: длинные ноги, длинные волосы, высокая, стройная — это мальчики о девочках. Девочки то же самое о мальчиках: крепкий, широкоплечий, высокий.

Ни одного внутреннего качества. Им же по 13-14 лет. Выбирают только то, что видят. Влюбляются в кого? В этих длинноногих. «А вы хотите знать, насколько вы симпатичны для других?» Они отвечают на вопросы, их там 22. Как вы ходите? Как вы смотрите? Какая у вас причёска? Какая косметика? Какая походка? Красота включает всё. И есть темы «Красивый, но не красивый», «Некрасивый, но красивый». Они говорят о внутренней красоте.

Вопросы — Наталья Копылова, Максим Балаклицкий
Сайт Лидии Нейкурс — neikurs.com